Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Новости клуба

14.09.2018
Ал-р Щербаков: В ЦСКА устраивали «бои»!
Ал-р Щербаков: В ЦСКА устраивали «бои»!
В субботу, 1 сентября, отметил свой 70-летний юбилей известный нижегородский футболист, тренер, функционер Александр ЩЕРБАКОВ. В последние годы Александр Николаевич работал с командой инвалидов-ампутантов на стадионе «Северный». И наша беседа с юбиляром состоялась именно там, на матче чемпионата России среди инвалидов, которые помнят, сколько добра сделал им этот человек, и ценят его за это.

Наше досье

Александр Николаевич ЩЕРБАКОВ.
Родился 1 сентября 1948 года. Воспитанник горьковского футбола. Полузащитник.
За горьковскую «Волгу» играл с 1966 по 1979 гг. (с перерывом), забил 39 мячей. Выступал также за «Химик» (Дзержинск), ЦСКА (Москва). За армейцев провел 3 официальных матча.
Привлекался в состав юношеской сборной СССР.
Тренировал команды «Волга» (Горький), «Локомотив» (Горький), «Знамя» (Арзамас). Был тренером-консультантом ФК «Нижний Новгород». Тренировал команду инвалидов-ампутантов на нижегородском стадионе «Северный». Являлся тренером-консультантом ФК «Волга-Олимпиец».
Заслуженный работник физической культуры России.

А в коридоре - очередь из журналистов

- Александр Николаевич, скажите, а сколько лет вы уже в футболе?

- Страшно подумать даже (улыбается). С семи лет занимаюсь любимым видом спорта. Значит, уже шестьдесят три. Если честно, я не чувствую своих лет, молод в душе. Время вот жаль так быстро летит. Такая вот получается длинная и короткая жизнь.

- Где начинали заниматься футболом?

- Я жил в Канавинском районе города Горького. На месте, где сейчас расположен нижегородский цирк, было футбольное поле. Вот мы приходили туда и гоняли мяч с утра до вечера. Потом появилась команда «Звездочка», которую создал известный судья Семен Наумович Шапиро. С ней мы ездили в Москву, в Киев, в другие города.

Потом я из Канавина переехал в Сормово, стал играть на стадионе «Труд». Оттуда из группы подготовки, собственно, и попал в команду мастеров. В «Волгу» меня пригласил ее тогдашний наставник Семен Михайлович Гурвиц. Он приехал посмотреть матч дублирующего состава, я забил в нем два гола, и меня чуть ли не с футбольного поля забрали на сборы. И вот в 16 лет я попал в одну команду к таким грандам, как Борис Батанов, Валентин Филякин, Валерий Калугин, Юрий Голов. Не состав - песня. А меня выпускают в «основу», и я из пяти калининской «Волге» три мяча кладу. Следующая игра с лидером - киевским СКА, мы выигрываем - 1:0, и я снова забиваю. Вот такой дебют в «Волге» у меня получился (улыбается). После игры даже очередь в коридоре из журналистов за мной выстроилась.

В следующем сезоне стал уже лучшим бомбардиром команды, получив приглашение в юношескую сборную страны. Помню, играем мы на открытии сочинского стадиона с чехами. После передачи Левана Нодия забиваю гол с лета - в ближнюю «девятку», и мне наставник той сборной Евгений Иванович Лядин говорит: «Это твой пропуск в Турцию, на финал чемпионата Европы».

Но, как говорится, не тут-то было. В последней контрольной встрече перед выездом в Турцию играем с ЦСКА, и мне кто-то из армейцев попадает коленом в бедро. За десять минут нога так распухла, что я ходить не мог. Так расстроился - словами не передать. Мы ведь стали тогда чемпионами, а киевлянин Витя Кузнецов забил гол в решающем поединке. Потом он мне передал слова Лядина, что, мол, в ряде матчей в Турции Щербакова не хватало.

За мной присылал гонца Лобановский

- А как состоялась армейская «командировка»?

- Дело было так. Валерий Лобановский за мной тренера в Горький присылал. Хотели меня видеть и в одесском «Черноморце». Но у меня тут свои «заморочки» были. Наставник «Волги» Вениамин Петрович Крылов очень хотел видеть меня своим… зятем. Я - ни в какую, у меня же невеста была. А он переставил ставить в состав, поддушивал всячески. Пришлось уйти. Тем более и вариант подвернулся подходящий - дзержинский «Химик». В Дзержинске мне дали просто шикарную квартиру. Я был лидером команды. Недаром именно из города химиков меня пригласили в армию - в ЦСКА. В армейском клубе тогда было два равных состава, а новобранцев всего пять человек: Витя Папаев, Юра Смирнов из московского «Торпедо», кайратовец Лихошерстных, Сережа Морозов из киевского «Динамо» и ваш покорный слуга.

Коля Киселев был в списке кандидатов, но его отправили в одесский СКА, а Мишу Сенюрина - в смоленскую «Искру». В общем, каждый день в расположении армейцев проявлялась новая партия, и каждый день ты должен был себя проявить. Победа или смерть. Настоящие гладиаторские бои! В дубле с нами работали Гринин и Шестернев, а главным тренером ЦСКА был тогда Агапов.

В конце сезона-1974 за мной в ЦСКА стали засылать гонцов из Горького. Ведь «Волга» вышла в турнир за право участвовать в первой лиге. Я готовлюсь с армейцами к зарубежной поездке в Австрию, и тут приезжает начальник «Волги» Евгений Семенович Дли, который работал вместе с Валерием Федоровичем Калугиным.

Поначалу я не дал согласие, потому что меня наигрывали на место Федотова. И вот играем в Днепропетровске, в дождь, я встаю в «стенку», а игрок «Днепра» Лябик попадает ногой мне прямо в надкостницу. В итоге - воспаление, и меня полтора месяца лечил Белаковский. Я лечусь, в Австрию не поехал, а горьковчане уже через каких-то генералов вышли на руководство ЦСКА. А у меня уже жена училась в Горьком, на санитарном факультете, родилась дочь. Решил: «Возвращаюсь». Хотя меня звали тогда еще в донецкий «Шахтер»…

И вот ЦСКА возвращается из Австрии, экипированные все, с иголочки, мы с Лихошерстных едем ребят встречать. Владимир Михайлович Агапов нам говорит: «Садитесь на сборы». А у меня уж билет в Горький на руках. Правда, на тот финальный турнир меня так и не заявили. Мол, за «Волгу» в этом сезоне Щербаков заигран не был, а усиление из высшей лиги использовать нельзя. Как будто раньше они этого не знали?

Мне бы тут вернуться в ЦСКА, а армейцев… легендарный хоккеист и тренер Анатолий Тарасов возглавил: пошли сплошные «блины» от штанг да броски через бедро. Бубукин приходил раньше всех да в хохму спал на «блинах», а футболист Шагин так и закончил играть - сердце не выдержало. Что касается Тарасова, то тот футбольный сезон тоже стал последним для него - эксперимент не удался.

В 31 год повесил бутсы на гвоздь

- Ну а вас куда кривая вывела?

- А я подался домой. В Дзержинске у меня, как я уже говорил, отличная квартира была по чешскому проекту, вот и стал играть за «Химик». Правда, всего пару сезонов отыграл. Пришли в команду ростовские ребята. Один из них уж больно ревностно стал ко мне относиться, хотя в игровом плане явно мне уступал. А я, недолго думая, перешел в «Волгу», тем более что всю юность провел в Горьком. Вернулся на родину, в общем.

Закончил, правда, рано - в 31 год, хотя силы были еще поиграть. Приехал с первого сбора из Крыма - играли там фактически на льду - и я «порвал» заднюю поверхность бедра. Не могу бегать в полную силу, но мне не поверили. Все-таки пришлось лечиться почти весь первый круг. После травмы поставили меня левым защитником, и вот в Курске мы выигрываем - 3:1, а я мяч забиваю. Все меня поздравляют, а я ребятам в ответ: «Это была моя последняя игра за «Волгу». Возвращаемся из поездки, и сразу вешаю бутсы на гвоздь».

- А почему, если не секрет?

- Да, какой тут секрет. Был, конечно, обижен, что вытащили в свое время из ЦСКА, а сыграть на финальном турнире так и не пришлось. А в том, последнем для меня сезоне, просто не поверили в мою травму. Так я закончил с большим футболом. Потом поиграл, правда, на область за «Радий» и «Локомотив».

Приезжаем на «Локомотив», а нас… на игру не пускают

- По окончании карьеры игрока, как это многие футболисты делают, поступили в ВШТ?

- Да, учился вместе с Вадимом Никоновым, Володей Козловым, Женей Ловчевым, Александром Мирзояном, Виталием Шевченко… Понял тогда, что научная деятельность - это мое. Когда мы заканчивали ВШТ, Вячеслав Колосков тогда сказал: «Вам, Александр Николаевич, надо или в высшей лиге работать, или заниматься наукой».

- Но вам пришлось поработать во второй…

- Да, мне предложили возглавить горьковскую «Волгу», для которой наступили очень непростые времена. С ребят тогда поснимали все доплаты, ведущие футболисты из команды ушли. Пришлось набирать игроков с области. Вы не поверите, но приходилось искать буквально каждый рубль на питание. Я ночами не спал, все думал, как выправить ситуацию. Очень тяжело вспоминать то время.

Результата, конечно, не добились. Второй год пошел, а изменения разве что в худшую сторону. Мы приезжаем на стадион «Локомотив», а нас… на игру не пускают. Якобы спортклуб «Красное Сормово» аренду железнодорожникам не заплатил.

В середине сезона я повез команду на Горьковское море, а сам уехал в Москву - заявлять игроков. В итоге «Волгу» расселили в каком-то строящемся доме, а туда нагрянула комиссия. Стали искать крайнего. Вызвали меня к председателю профкома. В общем, закончил я с «Волгой». На следующий год в Горький приехал Найденов. Так вот он в начале сезона говорил, что Щербакова расстрелять надо, а спустя пару месяцев сказал, что памятник надо поставить Щербакову, который два года проработал в таких условиях.

Не должно быть двух хозяек на одной кухне

- Следующим этапом вашей тренерской карьеры был нижегородский «Локомотив».

- Я играл на первенство области, окончив к тому времени ВШТ. Меня вызвал Омари Хасанович Шарадзе, мы с ним наметили программу развития «Локомотива» и уже на второй год вышли во вторую лигу.

Потом Шарадзе через Профсоюзы нашел тренера Евгения Горянского, который был уже к тому времени заслуженным тренером России, Украины и Белоруссии. Но Евгений Иванович пробыл в Нижнем буквально пару дней - зарплата его вроде бы не устроила. Я же опять из тренеров в «Локомотиве» остался один. А на дворе - февраль, пора ехать на сборы…

Тогда снова железнодорожникам пошли навстречу Профсоюзы. Узнали, что из Костромы только что ушел Мирзоян, с которым мы вместе учились в ВШТ, и «сосватали» его в «Локо». Но, как говорится, не должно быть двух хозяек на одной кухне. Он начал набирать в команду «варягов», я же подтянул своих, нижегородских ребят: Леонтьева, Космачева, Хлюстова...

Приехали в Ашхабад на сбор, меня Женя Ловчев увидел и говорит: «И это ты помогаешь Мирзояну?!» А на втором сборе в Адлере мы выиграли с крупным счетом у какой-то шведской команды, но ребятам не дали положенные двести рублей за международный матч. Это в итоге стало яблоком раздора.

Тем временем я стал плотно заниматься командой, мы одиннадцать туров шли без поражений, но различными подлыми методами Мирзоян меня выжил-таки из «Локомотива». Администратор Горячев прямо сказал мне, что меня хотят убрать. На собрании я рассказал про шведов, про две группировки в команде и написал заявление об уходе. Тогда Мирзоян выложил свое заявление на стол. На это я сказал: «Я уйду, а ты останешься». Шарадзе подвел итог такими словами: «Этот горшок не склеить». Он просил не отдалять меня от «Локомотива», но я ушел работать в спорткомитет, а затем возглавил арзамасское «Знамя». Но и Мирзоян ненадолго задержался в Горьком, провалив вторую половину чемпионата.

В Арзамасе заставили плакать корейцев

- Чем запомнились вам годы, проведенные в Арзамасе?

- Первый сезон мы сыграли просто здорово. Вели борьбу за первые места с командой из Бендер и богатейшим в то время клубом - столичным «Асмаралом». Но за восемь туров до финиша судьи начали нас «душить». По игре наша команда была одной из самых сильных, но... Приезжаем в Москву играть с «Асмаралом» в день рождения его хозяина Аль-Халиди. После игры уже и банкет заказан. Ну, и ставят нам пенальти, конечно. Заняли мы в итоге третье место.

Кстати, в тот год мы единственные из наших клубов обыграли сборную Северной Кореи, приезжавшую на турне в Нижегородскую область. Игорь Горелов тогда гол забил. Мы им потом банкет устроили, а они плачут: так не любили проигрывать.

Ну а из Арзамаса мне пришлось уйти. Мой помощник Владимир Дергач решил работать самостоятельно - в местном «Торпедо». Мы ушли в отпуск, а мне звонят и говорят, мол, вся команда разбежалась. Но заводилой в этом деле был не Дергач, а директор Арзамасского машиностроительного завода Владимир Иванович Тюрин. В «Торпедо», игравшее поначалу на область, он создал сумасшедшие условия, а «Знамя» в итоге так и развалилось: дошло даже до того, что игроков увозили прямо со сборов…

Говорил Горшкову, как «Волгу» обыграть

- После тренерской работы вы перешли на руководящую, возглавив федерацию футбола «Поволжье».

- Да, мы создали эту федерацию фактически с нуля. Написали устав, юридически грамотно его оформив. И наша организация быстро встала на профессиональные рельсы. К примеру, в Турции заказывали форму и продавали ее в то непростое время командам намного дешевле, чем в магазинах. Именно при мне только в высшей областной лиге играли около двадцати команд, стали проводиться обязательные соревнования нескольких возрастов юношей. Кроме того, в третьей лиге создали зону «Поволжье», и она была лучшей федерацией в стране. Что там говорить: в области было в то время семь профессиональных клубов! Именно тогда мне присвоили звание заслуженного работника физической культуры России.

- Но о тренерской карьере вы не забывали. В частности, в ней был еще один немаловажный этап, когда вы работали в системе ФК «Нижний Новгород».

- В нашем руководящем штабе были поначалу Егоров, Зайденберг, Первертайло и я. Моей главной задачей был поиск сильных и слабых сторон соперника. Делал «нарезки», показывал их футболистам, и ребята не играли вслепую. Потом еще приходили и говорили спасибо.

А главному тренеру Александру Горшкову я, кстати, подсказал, как можно обыграть «Волгу» во втором стыковом матче. На футбольном поле есть так называемая «точка Калитвинцева». Он с нее из десяти семь мячей, будучи игроком, забивал. В эту «точку» мяч доставить намного проще, чем в штрафную. Вот с нее-то у нас примерно, как Калитвинцев, бил Кудряшов. Тем более что Бендзь и Григалава - защитники фактурные, играют в основном «на фолах». Но до Салугина, которого точно бы там сбили, мяч так и не дошел - меня не услышали.

А на следующий день «Химик» играл на «Северном» с кировским «Динамо», выиграл - 1:0, и мяч забили дзержинцы именно с «точки Калитвинцева». Кстати, этот заброс и штрафной я подсмотрел у сборной Болгарии, когда Стоичкова сбили, сам же он забил со «стандарта», и немцы в итоге не поехали на чемпионат мира.

Советы игрокам я часто давал. К примеру, футболисту сборной Литвы Микуцкису, чтоб не подпускал к себе близко соперника, от мяча пораньше избавлялся. Диме Полянину, когда он в ФК «НН» играл, говорил: «Ты с подключения передачу делай пораньше, она же будет более неожиданной для противника. Я до сих пор не устаю повторять: «Играть надо не вслепую, а учить - от мысли к действию».

«Нижегородец» передал Егору Егорову

- Нельзя не задать вам вопрос о вашей работе с футболистами-ампутантами.

- С ними мне предложил в свое время поработать Игорь Вячеславович Егоров. Мы становились чемпионами страны и обладателями Кубка России. Наших ребят начали привлекать в сборную. Они были призерами чемпионата мира и чемпионами Европы. Двоим моим воспитанникам присвоили звания заслуженных мастеров спорта. Тогда и мне хотели присвоить звание заслуженного тренера России, но в последний момент в Москве дело что-то застопорилось…

Один из призеров чемпионата мира Суламбек Мутаев как-то еще марафонский забег выиграл в США, и это с одной ногой! Я ему посоветовал рассказать об этом журналистам. Вышла статья в газете, и президент Чеченской республики Рамзан Кадыров наградил Мутаева. Саламбек купил себе дом в 40 километрах от Грозного. До сих пор меня благодарит (улыбается).

Полтора года назад я передал команду «Нижегородец» в руки Егору Егорову, но до сих пор переживаю за ребят. Вот и сегодня, в свой юбилей, пришел посмотреть на игру инвалидов-ампутантов, пообщаться с ними. Они мне все, как родные.

- Вы довольны своей жизнью?

- Мне грех жаловаться. Жена работала в областной СЭС, сейчас на пенсии. У меня два внука-студента. И если один из них играет в футбол на любительском уровне, то второй - разве что в компьютерный (улыбается). А вот я с футболом расстаться не могу. Работаю сейчас тренером-консультантом в детской школе «Ура», подсказываю что-то юным футболистам и их наставникам. Футбольных идей в моей голове до сих пор - непочатый край!

- На новом стадионе бываете?

- Хожу на каждый матч «Нижнего Новгорода». Это просто счастье, что после чемпионата мира у нас в городе осталось такое замечательное футбольное наследие. Такой грандиозный стадион должен жить футболом! Помню, мы в сезоне 1967 года проиграли на «Локомотиве» со счетом 0:3 львовским «Карпатам» и киевскому СКА и растеряли своего зрителя. Такое не должно повториться сейчас. Нашему городу нужен клуб премьер-лиги. И надо приложить все силы для выхода в класс сильнейших!

Беседовал Сергей КОЗУНОВ
Количество показов: 433